Некоторых вопросах связанных с применением части первой

Тип: 

Гражданские правоотношения


Обобщение судебной практики по рассмотрению дел, связанных с взысканием убытков.


Настоящее обобщение проведено в соответствии с пунктом 4.2. Плана работы Арбитражного суда Республики Адыгея на второе полугодие 2012г.
При проведении обобщения проанализированы судебные акты по делам, рассмотренным Арбитражным судом Республики Адыгея за 2011г. и первое полугодие 2012г.
Целью настоящего обобщения является обеспечение единообразия в толковании и применении при разрешении споров указанной категории дел судьями Арбитражного суда Республики Адыгея законодательства, регулирующего защиту лица, обратившегося за возмещением причиненных ему убытков, и формирование судебной практики, направленной на наиболее быстрое и качественное рассмотрение и вынесение законных и обоснованных решений по данной категории споров.
Анализ судебных актов показал, что при рассмотрении споров по анализируемой категории судьи применяют Гражданский кодекс Российской Федерации, Бюджетный кодекс РФ, Федеральный закон от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», постановление Пленума Верховного Суда РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», постановление Пленума ВАС РФ от 15.12.2004 № 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», постановление Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 № 23 (ред. от 26.02.2009) «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации», информационные письма Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 № 104 «Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса РФ о некоторых основаниях прекращения обязательств», информационное письмо Президиума ВАС РФ от 31.05.2011 № 145 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами» и другие правовые акты.
По результатам анализа споров, связанных с взысканием убытков, выработаны следующие рекомендации.
Обращаясь с иском о взыскании убытков на основании статьи 15 ГК РФ, истец должен представить доказательства наличия убытков, вины ответчика части в их причинении, причинную связь между неисполнением либо ненадлежащим исполнением ответчиком обязательств и понесенными убытками, а также размер убытков.

Индивидуальный предприниматель обратился в Арбитражный суд Республики Адыгея с иском к крестьянскому (фермерскому) хозяйству о взыскании основного долга в размере 1 173 900 рублей, процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 75 951 рубля 33 копеек, упущенной выгоды в размере 466 670 рублей 40 копеек и расходов на оплату услуг адвоката в размере 20 000 рублей.
Между индивидуальным предпринимателем (покупатель) и крестьянским (фермерским) хозяйством (продавец) был заключен договор купли-продажи сахарной свеклы урожая 2009г. от 25.08.2009, по которому продавец обязался передать в собственность покупателю сахарную свеклу урожая 2009 года (зачетный вес), а покупатель обязался принять и оплатить товар на условиях договора.
Предприниматель направил хозяйству претензию, в которой сообщил об отказе от исполнения договора в связи с нарушением поставщиком условий о поставке и потребовал возвратить 1 173 900 рублей предоплаты, а также уплатить проценты за пользование чужими денежными средствами и упущенную выгоду.
Поскольку ответчик не выполнил указанные требования, истец обратился в суд с требованием о взыскании спорных сумм.
Решением с ответчика в пользу истца взыскано 1 173 900 рублей задолженности, 466 670 рублей 40 копеек упущенной выгоды, 63 292 рубля 73 копейки процентов, 20 000 рублей расходов на представителя, в остальной части исковых требований отказано.
Постановлением апелляционного суда решение арбитражного суда изменено: в удовлетворении требования о взыскании упущенной выгоды и расходов на представителя отказано.
Суд пришел к выводу, что истец не доказал размер упущенной выгоды, так как не учел при ее расчете затраты на переработку сахарной свеклы, отгрузку сахарной свеклы и готовой продукции, налогообложение, трудозатраты, а также не представил доказательств приготовлений и принятия мер к продаже предполагаемого к получению объема сахара.
Постановлением кассационной инстанции постановление суда апелляционной инстанции оставлено без изменения.
В силу статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
Таким образом, обращаясь с иском о взыскании убытков на основании статьи 15 ГК РФ, истец должен представить доказательства наличия убытков, вины ответчика в их причинении, причинную связь между неисполнением либо ненадлежащим исполнением ответчиком обязательств и понесенными убытками, а также размер убытков.
В соответствии с пунктом 4 статьи 393 ГК РФ при определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления. Согласно пункту 11 Постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено. В частности, по требованию о возмещении убытков в виде неполученного дохода, причиненных недопоставкой сырья или комплектующих изделий, размер такого дохода должен определяться исходя из цены реализации готовых товаров, предусмотренной договорами с покупателями этих товаров, за вычетом стоимости недопоставленного сырья или комплектующих изделий, транспортно-заготовительских расходов и других затрат, связанных с производством готовых товаров.
Однако из представленного расчета усматривается, что упущенную выгоду предприниматель рассчитал как сумму не полученного им дохода от реализации сахара, с учетом оплаты за переработку и с учетом стоимости самой свеклы, но без учета затрат истца в виде транспортных расходов, расходов на налоги, заработную плату.
На основании изложенного, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что истец не подтвердил надлежащими доказательствами использованные им в расчете упущенной выгоды сведения о стоимости затрат, необходимых для переработки сахарной свеклы (механические потери, гарцевый сбор завода-переработчика, потеря сахаристости, количество тары), размере расходов на отгрузку (транспортировку) готовой продукции, а также конечную стоимость товара (сахара-песка), с учетом подлежащих уплате налогов, стоимости трудозатрат, не представлены доказательства осуществления приготовлений и мер для продажи предполагаемого к получению объема сахара.
(Дело №А01-814/2010).
Если договором аренды установлена ответственность арендатора за несохранность имущества при условии наличия его вины, последний освобождается от ответственности за риск случайной гибели имущества, и как следствие, взыскания убытков.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к индивидуальному предпринимателю о возмещении ущерба и упущенной выгоды.
Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в удовлетворении иска отказано.
Между сторонами был заключен договор аренды нежилого помещения, согласно которому общество (арендодатель) сдает, а индивидуальный предприниматель (арендатор) принимает во временное владение и пользование нежилое помещение для торговли одеждой.
Срок действия договора определен с 01.05.2011г. по 01.04.2012г.
Согласно пункту 6.3 договора арендатор обязан возмещать материальный ущерб, причиненный помещению, возникший по вине арендатора, его сотрудников.
Арендатор обязан соблюдать противопожарные правила, а также правила пользования тепловой и электрической энергией, не допускать перегрузки электросетей (пункт 6.6 договора).
Полагая, что в связи с неисполнением ответчиком обязательств по договору аренды нежилого помещения у арендодателя возникли убытки, общество обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.
В обоснование своих требований истец ссылается на несоблюдение арендатором правил противопожарной безопасности в арендуемом киоске, что повлекло причинение убытков в виде упущенной выгоды (неполученной стоимости арендной платы) и ущерба.
Для взыскания убытков лицо, требующее их возмещения, должно доказать не только факт противоправности действий виновной стороны, но и наличие причинной связи между допущенными нарушениями и возникшими убытками и размер убытков.
Отсутствие хотя бы одного из названных условий является основанием для отказа в удовлетворении исковых требований.
Решение мотивировано тем, что лицо, виновное в причинении вреда имуществу истца, не установлено, следовательно, вина ответчика в причинении вреда имуществу истца не доказана и наличие причинной связи между возникновением пожара и противоправностью поведения ответчика не установлено. Доказательств, подтверждающих возможность получения истцом дохода в заявленной им сумме, в материалы дела не представлено, как и не представлено доказательств, свидетельствующих о предпринятых им мерах с целью его получения. Истец не доказал наличие у него убытков как в виде реального ущерба, так и упущенной выгоды в заявленном ко взысканию размере. Материалами дела не подтверждается противоправность поведения ответчика, наличие причинно - следственной связи между его действиями и наступившим у истца вредом. Основания для привлечения ответчика к гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков, предусмотренные статьями 15, 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, отсутствуют.
Из представленных в материалы дела доказательств нельзя сделать вывод о наличии вины арендатора и причинной связи между его действиями и причиненными истцу убытками.
В соответствии с правовой позицией, выраженной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19.06.2007 № 5619/06 по делу № А60-34494/2005-С3, в случае, если договором аренды установлена ответственность арендатора за несохранность имущества при условии наличия его вины, последний освобождается от ответственности за риск случайной гибели имущества.
Согласно пункту 6.3 договора арендатор обязан возмещать материальный ущерб, причиненный помещению, возникший по вине арендатора, его сотрудников.
В связи с тем, что вина арендатора не доказана, риск случайной гибели имущества лежит на арендодателе.
(Дела №А01-261/2012, №А01-2064/11).
Отсутствие прямой причинно-следственной связи между действиями администрации и утратой обеспечения кредитного обязательства (как исключающей влияние иных обстоятельств на возникновение убытков банка) исключает удовлетворение иска о взыскании убытков.

Открытое акционерное общество «Банк ВТБ» в лице филиала в г. Краснодаре (далее - истец, банк) обратилось в Арбитражный суд Республики Адыгея с иском к администрации муниципального образования (далее - ответчик) о взыскании 54 203 725 рублей 20 копеек.
Исковые требования мотивированы тем, что в результате незаконных действий администрации по предоставлению земельного участка в собственность ЗАО «КубаньГлавТорг», с учетом последующего признания договора купли-продажи недействительным и применения реституции, утрачена возможность погашения кредитных обязательств ЗАО «Кубань-Металлобаза» перед банком, обеспеченных ипотекой данного земельного участка. Размер убытков истец определяет как равный залоговой стоимости предмета ипотеки по соответствующему договору.
Решением суда, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, в удовлетворении заявленных требований отказано.
Как следует из материалов дела, между ОАО Банк ВТБ (кредитор) и ЗАО «Кубань-Металлобаза» (заемщик, залогодатель) заключено кредитное соглашение. Сумма кредита 50 700 000 рублей. Кредитное обязательство обеспечено поручительством (3 договора) и залогом (4 договора). В том числе 27.01.2009 г. банком с ЗАО «КубаньГлавТорг» (залогодатель) заключен договор ипотеки, согласно которому залогодатель передает залогодержателю в ипотеку недостроенный объект недвижимости вместе с земельным участком под ним, принадлежащим залогодателю на праве собственности. Согласно п. 2.3 договора общая залоговая стоимость предмета ипотеки 54 203 725,20 руб. (148 944 руб. - здание, 54 054 781,20 руб. - земельный участок).
Соответствующий земельный участок ранее приобретен залогодателем по договору купли-продажи, заключенному с администрацией (продавец) в порядке статьи 36 ЗК РФ.
Решением Арбитражного суда Республики Адыгея по делу № А01-1594/2009, проверенным в апелляционном и кассационном порядке, договор купли-продажи земельного участка признан недействительным, применены последствия недействительности сделки в виде двухсторонней реституции.
Решением Прикубанского районного суда г. Краснодара в пользу ОАО Банка ВТБ с ЗАО «Кубань-Металлобаза» (заемщик), ЗАО «КубаньГлавТорг» (поручитель, залогодатель), Суворовой Марины Викторовны (поручитель), Саутченковой Светланы Юрьевны (поручитель, залогодатель) взыскана задолженность по кредитному соглашению в общей сумме 68 397 190 рублей 05 копеек и обращено взыскание на имущество, заложенное по договорам залога.
Невозможность получения суммы кредитного долга с заемщика и поручителей явилась основанием для обращения банка в суд с настоящим иском.
Статья 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации устанавливает, что вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов либо должностных лиц этих органов, в том числе, в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.
В соответствии с пунктом 1 статьи 1064 Кодекса вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.
Согласно статье 15 Кодекса лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
Таким образом, исходя из заявленных исковых требований и подлежащих применению норм права, в предмет доказывания по данному делу входят факты: наступления вреда, противоправности поведения причинителя вреда, наличия причинно-следственной связи между указанными выше элементами, вина причинителя вреда, размер причиненного вреда.
Удовлетворение иска возможно при доказанности совокупности перечисленных фактов. При отсутствии хотя бы одного из элементов состава правонарушения в удовлетворении иска должно быть отказано.
Суды, исследовав обстоятельства дела, оценив представленные доказательства, пришли к выводу об отсутствии прямой причинно-следственной связи между действиями администрации и утратой обеспечения кредитного обязательства (как исключающей влияние иных обстоятельств на возникновение убытков банка). Истец ошибочно и чрезмерно расширительно понимает причинно-следственную связь между убытками и неправомерными действиями администрации. В данном случае такая связь является косвенной, опосредованной. Соответственно, и размер убытков не может быть напрямую определен как залоговая стоимость земельного участка. Также нахождение должника и поручителя в банкротстве не исключает само по себе возможность погашения долга. Дополнительного обоснования такой невозможности истцом не приведено. Доказательств невозможности исполнения кредитного обязательства за счет иных поручителей также не представлено. Следовательно, размер убытков не доказан.
(Дело № А01-1146/2010).
Утрата администрацией права собственности на объект недвижимости и истечение срока исковой давности являются основанием для отказа во взыскании убытков.

Администрация муниципального образования «Город Майкоп» (далее - администрация) обратилась в Арбитражный суд Республики Адыгея с иском к обществу с ограниченной ответственностью «БТИ, землеустройство, оценка» (далее - общество) об обязании общества передать в муниципальную собственность 309 кв.м площадей торгово-административного здания или взыскании 5 561 000 рублей убытков.
В обоснование заявленных требований указано, что муниципальное имущество нежилое помещение, расположенное по названному адресу, площадью 309 кв. м, в ходе реконструкции было снесено ООО «БТИ, землеустройство, оценка» и возведено новое здание, право собственности на которое зарегистрировано за ответчиком. В результате реконструкции администрация лишилась своего имущества и не приобрела права собственности на новый объект недвижимости. Противоправными действиями ООО «БТИ, землеустройство, оценка» администрации был причинен материальный ущерб в размере 5 561 000 рублей (рыночная стоимость нежилого помещения, определенная по результатам независимой оценки).
Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, в удовлетворении искового заявления отказано.
Суд пришел к выводу, что администрация МО «Город Майкоп» не представила надлежащих доказательств в обоснование своих требований. Муниципальная собственность на спорный объект недвижимости утрачена на основании решения Межрегионального третейского арбитражного суда. Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд также по ходатайству ответчика применил срок исковой давности.
В соответствии со статьей 209 Гражданского кодекса Российской Федерации собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.
Поскольку администрация МО «Город Майкоп» утратила право собственности на спорное административное здание в соответствии с решением Межрегионального третейского арбитражного суда, общество с ограниченной ответственностью «БТИ, землеустройство, оценка» с момента приобретения недвижимого имущества у потребительского общества «Строитель» по договору от 22.11.2004, а у муниципалитета земельного участка по договору от 14.06.2006, было вправе осуществлять любые виды строительства в порядке и на условиях, установленных градостроительным законодательством при получении всей необходимой разрешительной документации. Кроме того, материалами дела подтверждается, что с момента издания распоряжения администрации муниципального образования «Город Майкоп» «О безвозмездной передаче из собственности муниципального образования «Город Майкоп» в федеральную собственность здания, расположенного по адресу: г. Майкоп, ул. ул. Жуковского/Пролетарская № 28/217» администрация не осуществляла правомочия собственника спорного объекта.
Для применения ответственности, предусмотренной статьями 15, 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, необходимо доказать противоправное поведение причинившего вред лица, его вину, наличие причинно-следственной связи между противоправным поведением ответчика и возникшими у истца неблагоприятными последствиями, размер убытков. Данные условия являются необходимыми и достаточными для удовлетворения требования о возмещении ущерба. Отсутствие хотя бы одного из условий является основанием для отказа в удовлетворении требования о взыскании убытков (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 11.10.2010 по делу № А53-29626/2009).
Судом учтено, что снос спорного здания был произведен на основании разработанной в установленном порядке проектно-сметной документации с ведома администрации, издавшей соответствующие ненормативно-правовые акты о разрешении строительства и ввода объекта строительства в эксплуатацию. Данные обстоятельства подтверждаются материалами дела. Отсутствие признака противоправности поведения ответчика исключает возможность взыскания с него убытков.
Поскольку договор, в соответствии с которым ответчик обязывался взамен снесенного здания предоставить администрации МО «Город Майкоп» 309 кв. м. своих площадей, между сторонами не заключалс, распорядительный акт администрации МО «Город Майкоп» о передаче ООО «БТИ, землеустройство, оценка» вышеназванных площадей администрации не издавался, требование истца о взыскании с ответчика убытков в виде материального ущерба необоснованно.
В соответствии со статьей 196 Гражданского кодекса Российской Федерации общий срок исковой давности устанавливается в три года.
Из справок ФГУП «Ростехинвентаризация» от 15.08.2007 и от 02.02.2011, имеющихся в материалах дела, следует, что техник с выходом на место 13.08.2007г. зафиксировал факт сноса строения под литером «В», расположенного по адресу: Республика Адыгея, г. Майкоп, ул. ул. Пролетарская/Жуковского, 217/28. О факте сноса данного здания администрации было известно, что следует из распоряжения от 26.06.2007 № 3393-р «О разрешении обществу с ограниченной ответственностью «БТИ, землеустройство, оценка» проектирования торгово-административного здания по адресу: г. Майкоп, квартал 246, ул. Пролетарская, 217», которым изменено целевое назначение земельного участка, общей площадью 1319 кв. м», для реконструкции существующего административного здания с надстройкой мансардного этажа и пристройкой к нему 2-этажного административного здания» на «земельный участок магазинов и прочих административно-управленческих и общественных организаций».
Согласно статье 199 Гражданского кодекса Российской Федерации, требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности. Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.
Исковое заявление поступило в суд 23.12.2011г.
Поскольку ответчиком по делу заявлено ходатайство о применении срока исковой давности в порядке статьи 196 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции обоснованно удовлетворил заявленное ходатайство с учетом разъяснений Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, данных в пункте 26 Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 12.11.2001 № 15 и Пленума ВАС РФ от 15.11.2001 №18. Истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске.
(Дело №А01-2403/2010).
Поскольку арендодатели не предоставили арендатору сданное внаем имущество в указанный в договоре аренды срок, предприниматель, не ставший владельцем спорных земельных участков, избрал ненадлежащий способ защиты нарушенного права в виде взыскания убытков.

Индивидуальный предприниматель Ц. (далее - предприниматель) обратился в Арбитражный суд Республики Адыгея с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью о взыскании 1 462 846 рублей убытков.
Исковые требования мотивированы тем, что предприниматель является арендатором указанного участка, общество незаконно использовало участок на момент заключения договора аренды и отказалось от его освобождения и передачи истцу, чем причинило предпринимателю убытки в виде упущенной выгоды, возникшие вследствие невозможности засеять арендованные им земли, общей площадью 55 га, ячменем и получить доход от его реализации в размере 1 462 846 рублей.
Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в иске отказано.
Суд счел недоказанным факт причинения ущерба в виде упущенной выгоды и его размер, а также то обстоятельство, что причинителем убытков является ответчик, противоправность поведения ответчика, его вину и причинную связь между действиями (бездействием) ответчика и наступившими неблагоприятными для истца последствиями.
Из материалов дела следует, что между ООО «Зарем-Агро» и собственниками земельных участков в количестве 89 человек был заключен договор аренды земельных участков при множественности лиц на стороне арендодателей, сроком на пять лет. В аренду были переданы земельные паи, общей площадью 240 га пашни, для производства сельскохозяйственной продукции.
20.10.2009г. между ООО «Зарем-Агро» и ответчиком был заключен договор о передаче прав и обязанностей по договору аренды земельных долей.
Общество вступило в фактическое владение участком по договору.
Однако указанные договоры в установленном законом порядке зарегистрированы не были, в силу чего вывод суда первой инстанции об их незаключенности правомерен.
09.08.2010г. между собственниками земельных участков в количестве 19 человек и индивидуальным предпринимателем Ц. был заключен договор аренды земельных участков, общей площадью 55 га, при множестве лиц на стороне арендодателей сроком на пять лет.
Указанный договор аренды зарегистрирован в установленном законом порядке 16.08.2010г.
Согласно пункту 1.3 договора он имеет силу передаточного акта.
Вместе с тем предприниматель указывает, что в фактическое владение земельные участки не получил ввиду незаконного занятия и использования их обществом, что последним не отрицается.
Собственники участков письмом от 11.08.2010 известили общество о необходимости освободить земельные участки, однако указанное требование собственников обществом не исполнено.
Полагая, что противоправными действиями ответчика истцу причинен вред в форме упущенной выгоды, последний обратился в суд с настоящими требованиями.
При этом предпринимателем произведен расчет упущенной выгоды от выращивания озимого ячменя путем перемножения средней урожайности по району на площадь участка и цену реализации ячменя за вычетом расходов на выращивание ячменя.
Расчет подтвержден справкой Управления сельского хозяйства администрации МО «Кошехабльский район», накладной на приобретение семян ячменя.
В силу положений статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
Между тем суд указал предпринимателю на невозможность защиты путем обращения непосредственно к ответчикам ввиду неполучения фактического владения земельным участком.
Суд отметил правовую позицию, выраженную в пункте 9 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.01.2002 № 66 «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой», об ограниченных возможностях арендатора, не получившего владение предметом аренды, защищаться от действий третьих лиц.
В силу пункта 1 статьи 611 Гражданского кодекса Российской Федерации арендодатель обязан предоставить арендатору имущество в состоянии, соответствующем условиям договора аренды и назначению имущества.
Материалами дела подтверждено и не отрицается предпринимателем неисполнение указанной обязанности арендодателем.
Для целей применения положений статей 15, 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации правовое значение имеет только прямая причинно-следственная связь между действиями ответчика и возникшими у истца убытками.
Поскольку спорные участки не принадлежат истцу на вещно-правовом титуле, невозможность их использования связана с действиями ответчика опосредованно, поскольку действия ответчика по освобождению участка сами по себе не создают прав землепользования у истца, основным фактором, создающим условия для такого использования, является предоставление участка арендодателем.
В данном случае закон устанавливает иной способ защиты (п. 3 ст. 611 ГК РФ). Указанное исключает возможность удовлетворения иска.
(Дело № А01-1107/2011).
Поскольку отсутствует обязанность поставщика передать товар покупателю и причинная связь между убытками и договорными отношениями сторон, в удовлетворении требования о взыскании убытков отказано.
Общество с ограниченной ответственностью «Клеопатра» обратилось в Арбитражный суд Республики Адыгея с иском к обществу с ограниченной ответственностью «ЮНИКОСМЕТИК» о взыскании 1 044 991 рубля убытков.
Решением арбитражного суда, оставленным без изменений постановлением апелляционного суда, в иске отказано в связи с отсутствием у ответчика обязанностей по поставке товара и причинной связи между заявленными истцом убытками и договорными отношениями сторон.
Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа судебные акты оставлены без изменения.
Как следует из материалов дела, между обществом с ограниченной ответственностью «ЮНИКОСМЕТИК» (поставщик) и обществом с ограниченной ответственностью «Клеопатра» (дистрибьютор) был заключен договор поставки (далее - договор).
В соответствии с условиями данного договора общество с ограниченной ответственностью «ЮНИКОСМЕТИК» обязалось поставить обществу с ограниченной ответственностью «Клеопатра» парфюмерно-косметическую продукцию профессионального ассортимента в количестве, в сроки и в ассортименте в соответствии с согласованными заказами покупателя, накладными и счетами-фактурами, а покупатель обязуется принимать и оплачивать указанный товар.
Как установлено судом первой инстанции и не оспаривается сторонами, обществом с ограниченной ответственностью "Клеопатра" в адрес общества с ограниченной ответственностью "ЮНИКОСМЕТИК" по электронной почте был направлен бланк заказа от 27.04.2011 на поставку товара на общую сумму 972 050 рублей.
В исковом заявлении общество с ограниченной ответственностью "Клеопатра" указало, что обществом с ограниченной ответственностью "ЮНИКОСМЕТИК" в адрес первого была направлена расходная накладная от 29.04.2011 на сумму 944 340 рублей с перечнем поставляемого товара.
Причиной обращения с исковым заявлением в арбитражный суд послужило неисполнение ответчиком обязательства по поставке товара, а также поступление в адрес истца уведомления о досрочном расторжении договора поставки в одностороннем порядке.
Размер заявленных требований истец мотивирует неполученными доходами от реализации непоставленного товара, оплатой аренды складских помещений для хранения товара, несением финансовых затрат по открытию филиала в городе Краснодаре, участию в выставке и продвижению ТМ "Estel Professional" на территории Республики Адыгея и Краснодарского края.
Согласно статье 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
Истец указал, что убытки в размере 387 943 рублей были понесены им в результате неисполнения ответчиком договорного обязательства по поставке товара.
В соответствии с пунктом 1 статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.
Исчисление убытков при расторжении договора поставки урегулировано статьей 524 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Так, согласно пунктам 1 и 3 указанной статьи если в разумный срок после расторжения договора вследствие нарушения обязательства продавцом покупатель купил у другого лица по более высокой, но разумной цене товар взамен предусмотренного договором, покупатель может предъявить продавцу требование о возмещении убытков в виде разницы между установленной в договоре ценой и ценой по совершенной взамен сделке. Если после расторжения договора по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 настоящей статьи, не совершена сделка взамен расторгнутого договора и на данный товар имеется текущая цена, сторона может предъявить требование о возмещении убытков в виде разницы между ценой, установленной в договоре, и текущей ценой на момент расторжения договора.
Как указал суд первой инстанции, из материалов дела следует, что предоставленными правами общество с ограниченной ответственностью «Клеопатра» не воспользовалось.
Кроме того, заявляя требование о взыскании убытков вследствие неисполнения контрагентом обязательств по договору, истец должен доказать факт несоблюдения указанных обязательств.
Представленную истцом в подтверждение своих доводов расходную накладную от 29.04.2011 суд первой инстанции не признал доказательством, подтверждающим факт согласования поступившего заказа, поскольку в ней отсутствуют подписи уполномоченных лиц, печать организации-продавца.
Таким образом, истец не доказал обстоятельство нарушения ответчиком обязательств по договору поставки, а значит основания для истребования у последнего убытков вследствие неисполнения им обязательств по договору отсутствуют.
Ссылка истца на договор аренды складских помещений для хранения парфюмерно-косметической продукции в обоснование факта и размера причиненного реального ущерба отклонена судом первой инстанции, так как заключен указанный договор был 30.04.2010г. между обществом с ограниченной ответственностью «Клеопатра» и обществом с ограниченной ответственностью «ЛидерСтрой – XXI», обязательства по внесению арендной платы возникли задолго до заключения спорного договора.
Представленные документы не подтверждают, что расходы в сумме 657 048 рублей, связанные с продвижением парфюмерно-косметической продукции ТМ «Estel Professional», были понесены истцом во исполнение дополнительного соглашения от 01.02.2011 № 1 к договору, поскольку они были произведены в мае 2010 года, а дополнительное соглашение, как и сам договор, было заключено в феврале 2011 года.
Таким образом, истец требует взыскания такого компонента убытков (ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации) как упущенная выгода, однако доказательств того, что указанный доход был бы получен истцом при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено, не представил. Доводы истца носят характер предположения. Применение такой меры гражданско-правовой ответственности как возмещение убытков возможно при доказанности совокупности следующих фактов: противоправность действий причинителя вреда причинная связь между противоправными действиями виновного и возникшими убытками, наличие и размер причиненных убытков. Недоказанность одного из необходимых оснований возмещения убытков исключают возможность удовлетворения исковых требований.
Размер упущенной выгоды определяется с учетом реальности получения дохода при обычных условиях гражданского оборота, мер, предпринятых потерпевшим для его получения, сделанных с этой целью приготовлений, а также разумных затрат, которые мог понести участник оборота.
Указанные обстоятельства истцом не доказаны
(Дело № А01-1010/2011).
Принятие выполненной работы с обнаруженными недостатками, ее оплата и отсутствие отказа от исполнения договора влечет отказ в удовлетворении требований о взыскании убытков.

Предприниматель Ч. обратилась в Арбитражный суд Республики Адыгея с исковым заявлением к предпринимателю Г. о взыскании 15 970 рублей убытков, 1 184 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами, 10 000 рублей компенсации морального вреда и судебных расходов на оплату услуг представителя в сумме 10 700 рублей.
Обосновывая заявленные требования, истица указала, что между ней и ответчиком был заключен договор подряда на изготовление полиграфической продукции - календарей с рекламой истицы в количестве 2 000 штук. В связи с тем, что в изготовленных календарях допущены ошибки в указании дней недели, истица обратилась с настоящим иском в суд.
Решением суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанцией, в удовлетворении исковых требований отказано.
30.11.2010г. истец и ответчик достигли устного соглашения о печати ответчиком по заказу истца 2 000 штук календарей, содержащих рекламу деятельности истца.
Для целей изготовления указанной полиграфической продукции истец 30.11.2010 г. утвердил макет изготавливаемой полиграфической продукции.
Ответчик изготовил и передал истцу 2 000 штук указанной полиграфической продукции. Изготовитель (ответчик) выставил заказчику (истцу) товарный чек от 22.12.2010 для оплаты работ и истец уплатил на основании указанного счета 10 000 рублей в кассу ответчика.
Поскольку качество изготовленной полиграфической продукции не устроило заказчика (в календаре на февраль и ноябрь 2011 г. нарушена нумерация дней недели), истец обратился в суд с настоящим иском.
Принимая во внимание, что правоотношения сторон сводятся к изготовлению одной из них по заказу другой определенных вещей и передаче результата своего труда заказчику, рассматриваемые отношения сторон носят подрядный характер. Суд первой инстанции при рассмотрении спора руководствовался нормами главы 37 Гражданского кодекса Российской Федерации.
В силу статьи 702 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его.
Как следует из пояснений сторон, между истцом и ответчиком был заключен договор в форме утверждения макета изготавливаемой полиграфической продукции, а также совершением действий.
При отсутствии документов, предшествующих утверждению макета полиграфической продукции и выставлению товарного чека, составление макета полиграфической продукции и выставление товарного чека следует расценивать в качестве оферты - статья 435 Гражданского кодекса Российской Федерации, тогда как действия истца по утверждению макета полиграфической продукции и по оплате товарного чека являются деятельным акцептом (конклюдентными действиями, свидетельствующими о намерении принять оферту). Данный вывод согласуется с пунктом 3 статьи 438 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Суть спора между истцом и ответчиком сводится к определению лица, ответственного за недостатки изготовленной полиграфической продукции.
Как видно из акцептованного истцом макета полиграфической продукции и товарного чека, заказчик был заинтересован в изготовлении и получении 2 000 экземпляров полиграфической продукции, с указанием салона штор, видами оказываемых услуг и выполняемых работ, местом нахождения салонов штор и календарей на 2011 и 2012 годы.
Утверждая макет полиграфической продукции, заказчик внес изменения в изображение адресов салонов штор черным, а не красным цветом, как было предложено в макете, что и было сделано при изготовлении. Иных требований к качеству изделий стороны не предусмотрели. При этом в макете полиграфической продукции, утвержденном заказчиком, в календаре на февраль и ноябрь 2011 г. нарушена нумерация дней недели. В судебном заседании на вопросы суда истица и ее представитель пояснили, что при утверждении макета истица могла видеть нарушение нумерации в календаре на 2011 г., однако никаких исправлений в этой части не вносила, поскольку ее интересовала реклама ее деятельности.
Фактическое соответствие изготовленной полиграфической продукции утвержденному заказчиком макету сторонами не оспаривается. Истцом не приведено доводов о том, что содержание изготовленной полиграфической продукции не отвечает содержанию утвержденного макета.
В силу статьи 721 Гражданского кодекса Российской Федерации качество выполненной подрядчиком работы должно соответствовать условиям договора подряда, а при отсутствии или неполноте условий договора требованиям, обычно предъявляемым к работам соответствующего рода. Если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, результат выполненной работы должен в момент передачи заказчику обладать свойствами, указанными в договоре или определенными обычно предъявляемыми требованиями.
Поскольку стороны сочли достаточным согласование указанных в макете и товарном чеке условий (т.е. предусмотрели в договоре иное), то оснований для проверки соответствия календаря на 2011 г., содержащегося в полиграфической продукции, обычно предъявляемым требованиям не имеется. Использование в качестве критериев оценки категории "обычно предъявляемые требования" уместно только при отсутствии в сделке указаний на какие-либо свойства и характеристики изделий.
Указанный вывод также основан на праве сторон заключить договор на любых не запрещенных законом условиях (статья 421 Гражданского кодекса Российской Федерации). Изготовление полиграфической продукции, содержащей календарь, отличающийся по содержанию от календарей на 2011г., законодательством не запрещено. Поскольку из представленных доказательств вытекает воля заказчика на получение полиграфической продукции, в частности, календаря на 2011 г., с определенным в макете содержанием, суд первой инстанции обоснованно не усмотрел оснований для вывода о ненадлежащем качестве продукции.
Следует также иметь в виду, что статья 723 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает в качестве характеристики ненадлежащего выполнения подрядных обязательств - выполнение работ с недостатками, делающими результат работ непригодным для предусмотренного договором использования.
В данном случае основной целью изготовленной полиграфической продукции является реклама деятельности, осуществляемой истицей, а никак не изготовление календарей с целью их использования по прямому назначению, ввиду чего суд первой инстанции правильно пришел к выводу, что изготовленная полиграфическая продукция пригодна для использования в указанных выше целях.
Подтверждением указанного вывода суда является также и поведение истицы, признающей, что изготовленная полиграфическая продукция изготавливалась и передавалась в два этапа - по 1 000 экземпляров. При этом, обнаружив в первой партии полиграфической продукции несоответствие в календаре нумерации дней недели, истица не приостановила изготовление оставшихся 1 000 экземпляров, а напротив, приняла их и оплатила в полном объеме выполненную работу.
Кроме того, согласно статье 720 Гражданского кодекса Российской Федерации заказчик в сроки и в порядке, которые предусмотрены договором подряда, с участием подрядчика обязан осмотреть и принять выполненную работу (ее результат), а при обнаружении отступлений от договора, ухудшающих результат работы, или иных недостатков в работе немедленно заявить об этом подрядчику.
Заказчик, обнаруживший недостатки в работе при ее приемке, вправе ссылаться на них в случаях, если в акте либо в ином документе, удостоверяющем приемку, были оговорены эти недостатки либо возможность последующего предъявления требования об их устранении. Если иное не предусмотрено договором подряда, заказчик, принявший работу без проверки, лишается права ссылаться на недостатки работы, которые могли быть установлены при обычном способе ее приемки (явные недостатки).
Из пояснений сторон, данных в ходе судебного заседания суда первой и апелляционной инстанций, следует, что письменного акта либо иного документа, удостоверяющего приемку выполненных работ, не составлялось. При этом истица не отрицает факта передачи результата выполненных работ - полиграфической продукции в количестве 2 000 экземпляров. Недостатки, указанные в исковом заявлении, - в календаре на февраль и ноябрь 2011 г. нарушена нумерация дней недели, заказчик мог и должен был обнаружить непосредственно при приемке результата выполненных работ, поскольку они выявлены путем визуального осмотра. Как следует из материалов дела, истцом при приемке работ претензий по качеству выполненных работ предъявлено не было. Результат выполненной работы был принят в полном объеме, оплачен истицей 22.12.2010 г., а претензия по качеству выполненных работ была заявлена лишь 30.12.2010 г.
Согласно пункту 3 статьи 723 Гражданского кодекса Российской Федерации если отступления в работе от условий договора подряда или иные недостатки результата работы в установленный заказчиком разумный срок не были устранены либо являются существенными и неустранимыми, заказчик вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения причиненных убытков.
Истец, адресуя ответчику требование о возмещении убытков, причиненных ненадлежащим исполнением договорных обязательств, на основании статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации должен был доказать в силу статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации наличие в действиях (бездействии) ответчика состава правонарушения, в том числе факт причинения вреда, его вину в причинении убытков, неправомерность действий, причинную связь между наступлением убытков и противоправностью поведения, размер убытков.
Оценив в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные в материалы дела доказательства, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что истцом не доказан факт выполнения ответчиком работ ненадлежащего качества. Доказательств, которые бы достоверно свидетельствовали о ненадлежащем исполнении обязательств, истица не представила.
Принимая во внимание, что недостатки (несоответствие в календаре нумерации дней недели) были обнаружены истицей в первой партии полиграфической продукции, что не отрицается истицей, однако истица не приостановила изготовление оставшихся 1 000 экземпляров, а напротив, приняла их и выполненную работу оплатила в полном объеме, факт приема-передачи спорной продукции в количестве 2 000 экземпляров истицей не отрицается, возврат спорной продукции истица не осуществила, а, напротив, воспользовалась результатом принятых ей работ, то у суда первой инстанции отсутствовали правовые основания для удовлетворения исковых требований.
(Дело № А01-189/2011).
Обязанность по уплате налога на прибыль, единого социального налога, налога на добавленную стоимость, транспортного налога не обусловлена ненадлежащим исполнением спорного договора со стороны ответчика, эти расходы истец несет вне зависимости от поведения своего контрагента по договору, ввиду чего в удовлетворении требования о взыскании убытков следует откзать.
Общество с ограниченной ответственностью «Элрем-Сервис» (далее - истец) обратилось в Арбитражный суд Республики Адыгея с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Межрегионстрой» (далее - ответчик) о взыскании убытков в размере 688 974 рублей.
Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в удовлетворении требований истца о взыскании с ответчика убытков в размере 688 974 рублей отказано. Судебный акт мотивирован отсутствием причинно-следственной связи между действиями ответчика и убытками истца.
Как следует из материалов дела, ООО «Элрем-Сервис» обратилось с иском к ООО «Межрегионстрой» о взыскании задолженности и процентов по договорам строительного подряда.
Решением Арбитражного суда Республики Адыгея по делу №А01-768/2010 с ООО «Межрегионстрой» в пользу ООО «Элрем-Сервис» взыскана сумма основного долга по договорам в размере 719 431 рубля, в остальной части требований отказано.
Постановлением арбитражного апелляционного суда решение суда первой инстанции изменено, с ООО «Межрегионстрой» взыскана сумма основного долга в размере 1 469 431 рубля, пеня в сумме 174 107 рублей.
Истец, полагая, что ненадлежащее исполнение ответчиком обязательств по спорным договорам повлекло начисление пеней и штрафов в связи с несвоевременной уплатой истцом налогов и сборов, обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании убытков.
Расчет убытков произведен истцом посредством сложения требований об уплате налога, сбора, пени и штрафа, общая сумма которых составила 688 974 рубля.
В соответствии с пунктом 1 статьи 8 Налогового кодекса Российской Федерации налог - это обязательный, индивидуально безвозмездный платеж, взимаемый с организаций и физических лиц.
Однако расходы в виде пеней и штрафа за несвоевременную уплату налога на прибыль, единого социального налога, налога на добавленную стоимость, транспортного налога не отвечают понятию убытков, определенному в пункте 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Обязанность по уплате указанных видов налогов не обусловлена ненадлежащим исполнением спорного договора со стороны ответчика, эти расходы истец несет вне зависимости от поведения своего контрагента по договору. Оплата налогов - это обычные расходы ООО «Элрем-Сервис», которые не могут расцениваться как вынужденные и которые оно должно нести в соответствии с требованиями налогового законодательства.
При таких обстоятельствах начисленные налоговым органом суммы пеней и штрафов не могут быть квалифицированы как убытки истца, причиненные ненадлежащим исполнением ответчиком договорных обязательств
Несоблюдение налогового законодательства истцом не может являться основанием для отнесения суммы неоплаченного налога, пени и штрафа на ответчика как участника договоров, заключенных ООО «Элрем-Сервис».
Таким образом, вывод суда об отсутствии причинно-следственной связи между нарушением ответчиком сроков оплаты по договору и возникшими у истца расходами и о том, что предъявленная ко взысканию сумма не относится к числу расходов, произведенных истцом для восстановления нарушенного права, обоснован, соответствует обстоятельствам дела и основан на нормах действующего законодательства.
(Дело № А01-218/2011).
Банк действовал с той степенью заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, и принял все меры для надлежащего исполнения обязательства, в связи с чем вина ответчика по списанию денежных средства на основании платежного поручения отсутствует как основание для взыскания убытков.
Общество обратилось в арбитражный суд с иском к акционерному коммерческому банку о взыскании причиненных убытков, начисленных на убытки процентов за пользование чужими денежными средствами, незаконно списанных денежных средств, начисленных на списанные денежные средства процентов за пользование чужими денежными средствами и незаконно удержанных денежных средств.
Решением суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, с ответчика в пользу истца взыскана задолженность по списанным денежным средствам, проценты за пользование чужими денежными средствами и уплаченная госпошлина. В остальной части заявленных требований отказано.
Судебный акт мотивирован тем, что истцом не доказан факт наличия причинно-следственной связи между соответствующими действиями со стороны банка и причиненными обществу убытками.
Акционерный коммерческий банк (банк) и общество (клиент) заключили договор банковского счета в валюте Российской Федерации от 14.05.2008, по которому банк открывает клиенту расчетный счет и обязуется принимать и зачислять поступающие на счет денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету.
Договор заключен на неопределенный срок (пункт 6.2 договора).
В карточке с образцами подписей и оттиска печати от 14.05.2008 определено лицо, наделенное правом подписи, - Полынцев А. Ю., при отсутствии лица, наделенного правом второй подписи.
Между банком и обществом заключен договор об организации расчетов посредством электронных документов с использованием системы «Интернет-Клиент-Банк» от 22.09.2008, по которому банк и клиент устанавливают между собой порядок ведения расчетного счета клиента, открытого в банке, с применением электронных платежных документов, при котором банк оказывает клиенту услуги: подготовка и передача клиентом в банк электронных платежных документов осуществляется в срок и в порядке, установленном договором; прием банком по каналу связи от клиента электронных платежных документов; формирование банком по запросу клиента информации о состоянии счета клиента на момент запроса и за запрашиваемый период. Электронные документы пересылаются по системе телекоммуникаций и исполняются без их одновременного представления на бумажном носителе (пункт 1 договора).
09.08.2010г. платежным поручением №174 истец произвел электронный платеж Клехте Сергею Александровичу на сумму 529 894 рублей по исполнительному документу.
10.08.2010г. платежным поручением №175 общество произвело электронный платеж Клехте Сергею Александровичу на сумму 629 894 рублей по исполнительному документу.
Истец врученным заявлением от 10.08.2010 в адрес банка просил последнего отозвать необоснованно переведенные деньги по платежному поручению № 174 от 09.08.2010 на сумму 529 894 рублей.
11.08.2010г. согласно письму общество просило ответчика возвратить денежные средства в размере 629 894 рублей по платежному поручению №175 от 10.08.2010.
Комиссия в составе представителей банка и представителей общества составила акт от 11.08.2010, согласно которому при проведении анализа электронно-цифровой подписи в соответствии с документацией производителя программного обеспечения подлинность подписи была подтверждена.
Ответчик сообщил письмом от 18.08.2010 обществу, что платежное поручение № 174 от 09.08.2010 исполнено 09.08.2010г. в 14 ч. 01 мин. и платежное поручение № 175 от 10.08.2010 исполнено 10.08.2010г. в 09 ч. 41 мин.
Банк письмом от 31.08.2010 уведомил истца о проведении технической экспертизы.
31.08.2010г. комиссия в составе представителей банка и истца провела техническую экспертизу с помощью программы check_sign.exe ООО «КриптоЭкс», по результатам которой установлено, что электронные документы, представленные на экспертизу (платежные поручения № 173 от 09.08.2010, № 174 от 09.08.2010, № 175 от 10.08.2010), подписаны корректной электронной - цифровой подписью «Полынцев Александр Юрьевич».
Банк письмом от 16.08.2010 просил ОАО «Сбербанк России» вернуть без исполнения сумму по платежному поручению №175 от 10.08.2010 на сумму 629 894 рублей.
23.09.2010г. ОАО «Сбербанк России», рассмотрев обращение АКБ «Майкопбанк» (ЗАО) от 16.08.2010, сообщило, что платежным поручением №384214 от 13.09.2010 списаны денежные средства в размере 627 865 рублей 22 копеек со счета Клехте Сергея Александровича.
Претензией от 20.09.2010 истец просил ответчика возвратить незаконно списанные денежные средства и в случае невозврата денежных средств истец подаст исковое заявление в арбитражный суд.
Ответчик письмом от 19.10.2010 в адрес истца сообщил, что претензия от 20.09.2010 не подлежит удовлетворению.
Истец, посчитав, что между действиями банка и наступившими у общества убытками имеется причинно-следственная связь, обратился в суд с заявлением о взыскании убытков.
Банк и общество заключили договор банковского счета в валюте Российской Федерации и договор об организации расчетов посредством электронных документов с использованием системы «Интернет-Клиент-Банк».
В соответствии с пунктом 3 статьи 11 Федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации» электронное сообщение, подписанное электронной цифровой подписью или иным аналогом собственноручной подписи, признается электронным документом, равнозначным документу, подписанному собственноручной подписью, в случаях, если федеральными законами или иными нормативными правовыми актами не устанавливается или не подразумевается требование о составлении такого документа на бумажном носителе.
Карточкой определено лицо, наделенное правом подписи, - Полынцев Александр Юрьевич.
Пленум ВАС РФ в постановлении от 19.04.1999 №5 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с заключением, исполнением и расторжением договоров банковского счета» разъяснил, что проверка полномочий лиц, которым предоставлено право распоряжаться счетом, производится банком в порядке, определенном банковскими правилами и договором с клиентом. В случаях передачи платежных документов в банк в письменной форме банк должен проверить по внешним признакам соответствие подписей уполномоченных лиц и печати на переданном в банк документе образцам подписей и оттиска печати, содержащимся в переданной банку карточке. Если иное не установлено законом или договором, банк несет ответственность за последствия исполнения поручений, выданных неуполномоченными лицами, и в тех случаях, когда с использованием предусмотренных банковскими правилами и договором процедур банк не мог установить факта выдачи распоряжения неуполномоченными лицами.
Согласно Федеральному закону от 10.01.2002 № 1-ФЗ «Об электронной цифровой подписи» (далее - Федеральный закон №1-ФЗ от 10.01.2002) документ в электронном виде, подписанный электронной цифровой подписью, приобретает юридический статус, то есть имеет такую же юридическую силу, как и бумажный документ с печатью и подписью.
Согласно пункту 4.2 договора после установки программного обеспечения банк и клиент оформляют совместный акт готовности к работе автоматизированного рабочего места системы «Клиент-Банк» и передачи его в эксплуатацию клиенту.
Актом от 22.09.2008 банк произвел установку и настройку автоматизированного рабочего места «Система «Клиент-Банк» и сдал его в эксплуатацию клиенту в рабочем, технически исправном состоянии.
Платежными поручениями № 174 от 09.08.2010, № 175 от 10.08.2010 истец произвел электронные платежи в адрес Клехта Сергея Александровича.
На основании пункта 3.1.5 договора банк обязан исполнять поступившие от клиента электронные платежные документы, оформленные в соответствии с действующим законодательством и заверенные корректной электронной цифровой подписью клиента.
АКБ «Майкопбанк» (ЗАО) исполнил поступившие от истца электронные платежные документы от 09.08.2010 и от 10.08.2010.
Пунктами 7.2 и 7.3 договора предусмотрено, что спорная ситуация в связи с договором возникает в случаях оспаривания клиентом действий банка по проведению расходных операций по счету клиента и проявляется в виде отказа клиента от авторства или содержания электронного документа. Для установления причины спорной ситуации между банком и клиентом и определения ответственной стороны создается совместная комиссия из представителей сторон в целях проведения технической экспертизы. В состав комиссии со стороны банка входят главный бухгалтер, начальник операционного отдела, начальник отдела автоматизации. Состав комиссии со стороны клиента определяется им самостоятельно.
Комиссия в составе представителей истца и ответчика 31.08.2010г. провела техническую экспертизу с помощью программы check_sign.exe ООО «КриптоЭкс», по результатам которой установлено, что электронные документы, представленные на экспертизу (платежные поручения от 09.08.2010, от 09.08.2010, от 10.08.2010), подписаны корректной электронно-цифровой подписью «Полынцев Александр Юрьевич».
Поскольку спорные платежные поручения, полученные ответчиком по системе дистанционного банковского обслуживания, были подписаны электронными цифровыми подписями в установленном порядке, что подтверждается составленным актом от 31.08.2010, подписанным представителями сторон, то суд пришел к выводу о том, что нарушений в этой части условий договора, повлекших несанкционированный перевод денежных средств, АКБ «Майкопбанк» (ЗАО) не допущено.
Доказательств, свидетельствующих об обстоятельствах, исключающих основания для перечисления денежных средств, истец в материалы дела не предоставил. Поэтому нельзя сделать вывод о том, что по вине ответчика произошло перечисление денежных средств, в результате чего истец понес убытки.
Спорные платежные поручения были подписаны корректной электронно-цифровой подписью уполномоченного лица истца, поскольку ключевая система не позволяет инициировать сеанс связи без предъявления главного ключа клиентского места, а также отправлять документы с клиентского компьютера от имени другого клиента или принимать в обработку неподписанные зарегистрированной электронной цифровой подписью документы.
Истец, подписав договор без разногласий, согласился с его условиями, в том числе с приложенными к договору документами, согласно пункту 8.6, которые являются неотъемлемой частью договора, доказательств обратного обществом в материалы дела не представлено.
Взаимоотношения банка и общества при обслуживании банковского счета клиента посредством электронных платежных документов производились в рамках корпоративной информационной системы.
Во исполнение статьи 17 Федерального закона № 1-ФЗ от 10.01.2002 ответчиком был разработан порядок использования электронных цифровых подписей в корпоративной информационной системе, которые установлены в договоре № 95-09/08 от 22.09.2008, а также представленном в материалы дела руководстве оператора клиента подсистемы «Клиент-Банк».
Статьей 5 Федерального закона № 1-ФЗ от 10.01.2002 определена возможность создания только сертифицированных средств электронной цифровой подписи для использования в корпоративных информационных системах федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления.
В связи с чем использование корпоративной информационной системы, за исключением указанных в статье 5 Федерального закона № 1-ФЗ от 10.01.2002 случаев, не предполагает использования сертифицированных средств электронной цифровой подписи.
Суд пришел к выводу о том, что банк действовал с той степенью заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, и принял все меры для надлежащего исполнения обязательства, в связи с чем не усматривает наличия вины ответчика по списанию денежных средства на основании платежного поручения от 09.08.2010.
Таким образом, истец в целях применения ответственности в виде взыскания убытков, не доказал наличие причинно-следственной связи между соответствующими действиями со стороны банка и причиненными обществу убытками.
(Дело А01-2312/2010)
Требование о возмещении вреда удовлетворено, поскольку в результате незаконных действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя имевшаяся возможность взыскания долга с должника была утрачена.
Сельскохозяйственный кооператив обратился в арбитражный суд с исковым заявлением к Российской Федерации в лице Федеральной службы судебных приставов, Межрайонному отделу Управления Федеральной службы судебных приставов по Республике Адыгея, судебным приставам-исполнителям Межрайонного отдела Управления Федеральной службы судебных приставов по Республике Адыгея о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя Межрайонного отдела Управления Федеральной службы судебных приставов по Республике Адыгея К., допущенного по исполнительному производству, возбужденному на основании исполнительного листа арбитражного суда, выданного в рамках дела о взыскании задолженности с общества с ограниченной ответственностью А, и взыскать с Российской Федерации в лице ФССП убытки в сумме 1 800 200 рублей 78 копеек. Одновременно заявитель просил восстановить срок на обжалование бездействия судебного пристава-исполнителя.
Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, срок на обжалование бездействия судебного пристава-исполнителя восстановлен, бездействие судебного пристава-исполнителя К. признано незаконным, с Российской Федерации в лице ФССП за счет казны Российской Федерации в пользу кооператива взысканы убытки в сумме 1 800 200 рублей 78 копеек, в отношении остальной части заявленных требований производство по делу прекращено в связи с отказом кооператива от соответствующей части первоначально заявленных требований.
Постановлением кассационной инстанции, решение арбитражного суда и постановление арбитражного апелляционного суда оставлены без изменения.
Суды установили, что после возбуждения исполнительного производства судебным приставом-исполнителем не предпринимались действия по направлению соответствующих запросов в налоговый орган с целью установления сведений о наличии у должника открытых расчетных счетов и бухгалтерской отчетности.
Непринятие мер по установлению открытых счетов должника и аресту денежных средств привело к тому, что за период с 17.11.2009г. по 31.03.2010г. по открытому должником после возбуждения исполнительного производства расчетному счету в Адыгейском филиале ОАО «Россельхозбанк» получены и израсходованы на обеспечение текущей деятельности денежные средства в общей сумме 5 474 620 рублей.
Судебному приставу-исполнителю на момент возбуждения исполнительного производства было известно о наличии у должника движимого и недвижимого имущества, стоимость которого согласно отчету об оценке превышала сумму долга, однако им не предприняты своевременные и надлежащие действия по обращению взыскания на него.
В результате банкротства должника (ООО «21 век») и проведения конкурсного производства выявлено имущество только на сумму 3 586 819 рублей, после реализации которого требования кооператива удовлетворены на сумму 47 800 рублей. На момент рассмотрения настоящего дела какое-либо имущество у должника отсутствует, конкурсное производство завершено. В результате незаконного бездействия судебного пристава-исполнителя должник фактически утратил возможность удовлетворения оставшейся части своих требований по исполнительному документу в размере 1 800 200 рублей 78 копеек.
Материалами дела подтверждено наличие у должника имущества, банковских счетов, на которых имелись денежные средства, достаточные для погашения задолженности перед взыскателем в момент возбуждения исполнительного производства и в течение периода времени, достаточного для наложения на них ареста. Доказательства же принятия судебным приставом-исполнителем предусмотренных законодательством об исполнительном производстве мер для обращения взыскания на указанные денежные средства в материалах дела отсутствуют, равно как и доказательства совершения предусмотренных Законом мер, направленных на обращение взыскания на имущество должника, что свидетельствует о неисполнении им своих обязанностей, ответственность за которые предусмотрена статьями 330 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации.
При рассмотрении данного дела суды указали, что исполнительный лист не исполнен, исполнительное производство окончено ввиду передачи исполнительного документа конкурсному управляющему должника, у должника-банкрота отсутствует имущество, то есть взыскатель утратил имевшуюся первоначально возможность удовлетворения своих требований за счет должника. Каких-либо доказательств наличия у ООО «21 век» иного имущества, за счет которого возможно исполнение судебных актов, ответчики не представили.
Названные обстоятельства подтверждают наличие причинно-следственной связи между противоправными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя и возникновением у кооператива убытков в размере 1 800 200 рублей 78 копеек, составляющих невзысканную задолженность по исполнительному листу.
Поскольку в результате незаконного бездействия судебного пристава-исполнителя имевшаяся возможность взыскания долга с должника утрачена, требование заявителя о взыскании убытков подлежит удовлетворению в полном объеме (пункт 11 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 31.05.2011 № 145 «Обзор практики рассмотрения судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, иными органами местного самоуправления, а также их должностными лицами»).
Согласно статье 3 Федерального закона от 21.07.1997 № 118-ФЗ «О судебных приставах» судебный пристав является должностным лицом, состоящим на государственной службе, следовательно, вред, причиненный его действиями, подлежит возмещению на основании статей 15, 16, 1069 и 1082 Гражданского кодекса Российской Федерации за счет казны Российской Федерации. Данный вывод соответствует разъяснениям, содержащимся в пункте 12 постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».
Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 2 постановления от 22.06.2006 № 23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации» разъяснил, что при удовлетворении иска, предъявленного в соответствии со статьей 16 и 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, в резолютивной части решения суда указывается о взыскании денежных средств за счет казны соответствующего публично-правового образования. Должником в обязательстве по возмещению вреда, причиненного в результате незаконных действий судебного пристава-исполнителя, является Российская Федерация в лице Федеральной службы судебных приставов.
(Дело №А01-296/2011).
Расходы истца не вызваны бездействием должностных лиц государственных органов по неисполнению судебных актов, ввиду чего отсутствует причинно-следственная связь между незаконным бездействием государственных органов и наступившими последствиями.

Индивидуальный предприниматель Ч. обратился в арбитражный суд с иском к Российской Федерации в лице Федеральной службы судебных приставов и Управления Федерального казначейства по Республике Адыгея о взыскании убытков в сумме 523 615 рублей, в том числе 350 782 рублей 08 копеек расходов, связанных с арендой и содержанием земельного участка, 40 000 рублей расходов, связанных с выплатой двойного размера задатка ввиду незаключения основных договоров аренды торговых мест, 132 832 рублей 92 копеек упущенной выгоды от сдачи в аренду неосвобожденных торговых мест.
Исковые требования мотивированы тем, что в результате бездействия Межрайонного отдела судебных приставов Управления Федеральной службы судебных приставов по Республике Адыгея в период с 10.06.2009г. по 10.04.2011г. не исполнено решение Арбитражного суда Республики Адыгея по делу № А01-1122/2008, что повлекло причинение убытков в виде реального ущерба и упущенной выгоды в сумме 523 615 рублей.
Решением суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в удовлетворении исковых требований отказано. Судебные акты мотивированы тем, что истец не представил доказательств, свидетельствующих о наличии в действиях государственных органов состава гражданско-правового деликта. Поскольку предварительные договоры аренды заключены на торговые места № 46 и 60-а, которые не освобождены, правовые основания для заключения как предварительных, так и основных договоров аренды указанных торговых мест отсутствовали. Реальность получения упущенной выгоды не доказана. Расходы истца не вызваны бездействием должностных лиц государственных органов по неисполнению судебных актов. Суд пришел к выводу, что истцом избран ненадлежащий способ защиты нарушенного права, а Управление Федерального казначейства по Республике Адыгея является ненадлежащим ответчиком по данному иску.
Решением Арбитражного суда Республики Адыгея по делу № А01-1122/2008, оставленным без изменения постановлениями апелляционной и кассационной инстанций, на предпринимателя Г. была возложена обязанность освободить земельный участок от принадлежащих ей павильонов - кафе с торгового места № 60-а и магазина «Куры-гриль» с торгового места № 46.
10.03.2009г. во исполнение решения суда выдан исполнительный лист об обязании предпринимателя Г. освободить занимаемый земельный участок.
10.04.2009г. Межрайонным отделом судебных приставов УФССП по Республике Адыгея возбуждено исполнительное производство.
В связи с неисполнением предпринимателем Г. вступившего в силу судебного акта индивидуальный предприниматель Ч. обратился в арбитражный суд с заявлением об изменении способа и порядка исполнения решения арбитражного суда по делу № А01-1122/2008.
Определением от 28.07.2009 изменен способ и порядок исполнения решения от 06.11.2008 по делу № А01-1122/2008, обязанность по освобождению названного земельного участка возложена на Межрайонный отдел судебных приставов Управления Федеральной службы судебных приставов по Республике Адыгея.
Истец, полагая, что служба приставов в период с 10.06.2009г. и по настоящее время бездействует в рамках указанного исполнительного производства, обратился в суд.
Согласно пункту 1 статьи 5 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее - Закон № 229-ФЗ) принудительное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц возлагается на Федеральную службу судебных приставов и ее территориальные органы.
Судебный пристав-исполнитель возбуждает исполнительное производство на основании исполнительного документа по заявлению взыскателя, если иное не установлено настоящим Федеральным законом. Возбужденные в отношении одного должника несколько исполнительных производств имущественного характера объединяются в сводное исполнительное производство (пункт 1 статьи 30 и пункт 1 статьи 34 Закона № 229-ФЗ).
В соответствии с пунктом 2 статьи 119 Закона № 229-ФЗ заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском о возмещении убытков, причиненных им в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения.
В соответствии со статьей 16 Гражданского кодекса Российской Федерации убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием.
Статьей 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.
Таким образом, для возмещения вреда, причиненного в результате незаконных действий (бездействия) должностных лиц государственных органов обязательным является доказанность совокупности следующих обстоятельств: противоправность поведения причинителя вреда, вина причинителя вреда, наступление вреда, размер причиненного вреда, а также наличие причинной связи между наступившим вредом и действиями виновного лица.
Удовлетворение иска возможно при доказанности совокупности условий деликтной ответственности; при отсутствии в действиях причинителя вреда хотя бы одного из элементов состава правонарушения в иске должно быть отказано.
В обоснование заявленных требований предприниматель просит взыскать в качестве реального ущерба 350 782 рубля 08 копеек расходов, связанных с арендой и содержанием земельного участка, также в качестве реального ущерба 40 000 рублей расходов, связанных с выплатой двойного размера задатка, ввиду незаключения основных договоров аренды торговых мест и 132 832 рубля 92 копейки упущенной выгоды от сдачи в аренду неосвобожденных торговых мест.
Оценив представленные истцом доказательства в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд установил, что предпринимателем не представлено относимых и допустимых доказательств, свидетельствующих о наличии в действиях государственных органов состава гражданско-правового деликта.
Так, расходы истца в сумме 483 615 рублей (376 695 рублей от площади, занимаемой кафе «Двое», и 106 920 рублей от площади, занимаемой торговым павильоном-магазином «Куры-гриль»), в соответствии с расчетом обусловлены обязанностью предпринимателя осуществлять арендные платежи и нести иные расходы по содержанию имущества.
Следовательно, данные расходы не вызваны бездействием должностных лиц государственных органов по неисполнению судебных актов, ввиду чего отсутствует причинно-следственная связь между незаконным бездействием государственных органов и наступившими последствиями.
Подтверждая факт причинения убытков в виде упущенной выгоды, не полученной предпринимателем Ч. от аренды торговых мест № 60 «а» и № 46, истец указал, что причиной возникновения убытков явилась невозможность заключения основных договоров аренды с предпринимателем Б. в связи с неисполнением ответчиком решений судов по освобождению земельного участка.
Вместе с тем на момент заключения предварительных договоров аренды с ИП Б. предприниматель Ч. было известно о том, что земельный участок еще не освобожден от кафе «Двое» и торгового павильона-магазина «Куры-гриль». Данные обстоятельства подтвердил представитель истца в судебном заседании апелляционной инстанции. При таких обстоятельствах вывод суда первой инстанции о том, что у истицы отсутствовали правовые основания для заключения как предварительных, так и основных договоров аренды спорных торговых мест, является правильным. У предпринимателя отсутствовала реальная возможность передать арендатору торговые места в аренду. При заключении предварительных договоров Черняк Т.С. действовала неразумно и недобросовестно (статья 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Таким образом, предприниматель не доказала наличие вины судебного пристава-исполнителя в причинении ей убытков. Суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для взыскания убытков, поскольку отсутствует причинная связь между наступившим вредом и бездействием судебного пристава-исполнителя.
Убытки, причиненные незаконными действиями либо бездействием судебного пристава-исполнителя при исполнении судебного акта, возникают только в случае, если такие действия (бездействие) повлекли фактическую невозможность исполнения судебного акта и такая возможность утрачена. Как установлено судом первой инстанции, истец не отрицает возможности предъявления самостоятельного иска к лицу, которому принадлежат павильоны, о взыскании неосновательного обогащения. При таких обстоятельствах вывод суда о неправильно избранном истцом способе защиты является обоснованным. Кроме того, изменение способа и порядка исполнения судебного решения не повлекло замену должника в исполнительном производстве. ИП Г. осталась должником в исполнительном производстве.
(Дело №А01-1836/2010).
Независимо от времени постановки на учет финансирование расходов по обеспечению жильем нуждающихся в улучшении жилищных условий семей, имеющих детей-инвалидов, является реализацией мер социальной поддержки, предусмотренных федеральным законодательством и осуществляемых из федерального бюджета.

Администрация муниципального образования «Город Майкоп» (далее - администрация) обратилась в Арбитражный суд Республики Адыгея с иском к Министерству финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального казначейства по Республике Адыгея о взыскании за счет казны РФ убытков в возмещение расходов, связанных с приобретением во исполнение судебного акта квартиры семье, имеющей ребенка-инвалида, признанной нуждающейся в предоставлении жилого помещения в размере 1 291 200 рублей.
Решением суда, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, исковые требования удовлетворены в полном объеме за счет средств казны Российской Федерации в лице Минфина РФ.
Как следует из материалов дела и установлено судом, решением суда общей юрисдикции, оставленным без изменений кассационным определением Верховного суда Республики Адыгея, на администрацию муниципального образования «Город Майкоп» возложена обязанность предоставить гр. В жилое помещение, общей площадью не менее 42 кв. м, заключив с ней договор социального найма, как семье, имеющей ребенка-инвалида, нуждающегося в предоставлении жилого помещения.
Из мотивировочной части судебного акта суда общей юрисдикции следует, что ранее вступившим в законную силу решением суда общей юрисдикции на комиссию по жилищным вопросам Администрации МО «Город Майкоп» возложена обязанность признать гр. В. нуждающейся в предоставлении жилого помещения по договору социального найма как семью, имеющую ребенка-инвалида, с 23.07.2009г.
Решением суда общей юрисдикции установлено, что гр. А., 21.11.2000 года рождения, является ребенком-инвалидом, страдает тяжелой формой заболевания, имеет право на дополнительную жилую площадь и на внеочередное получение жилья согласно Постановлению Правительства Российской Федерации от 21.12.2004 № 817 «Об утверждении Перечня заболеваний, дающих инвалидам, страдающим ими, право на дополнительную жилую площадь» и Постановлению Правительства Российской Федерации от 16.06.2006 № 378 «Об утверждении Перечня тяжелых форм хронических заболеваний, при которых невозможно совместное проживание граждан в одной квартире».
Сторонами не оспаривается, что во исполнение вышеназванного судебного акта администрацией согласно муниципальному контракту купли-продажи квартиры, приобретена двухкомнатная квартира, общей площадью 47,7 кв. м, из городского бюджета муниципального образования города Майкопа выплачены денежные средства на обеспечение жильем семьи, имеющей ребенка-инвалида, в размере 1 291 200 рублей, что подтверждается заявкой на кассовый расход на сумму 1 291 200 рублей и свидетельством о государственной регистрации права собственности.
02.03.2011г. между администрацией (наймодатель) и гр. В. (наниматель) заключен договор социального найма жилого помещения, по условиям которого наймодатель передал нанимателю в бессрочное владение и пользование изолированное жилое помещение, находящееся в муниципальной собственности, состоящее из двух жилых комнат в отдельной квартире, общей площадью 47,7 кв. м, для проживания в нем (пункт 1.1 договора).
Указывая, что данная сумма фактически является убытками, не возмещенными ответчиком в соответствии с законом, истец обратился в арбитражный суд с настоящим иском.
Удовлетворяя исковые требования за счет средств казны Российской Федерации, арбитражный суд первой инстанции руководствовался положениями части первой статьи 17 Федерального закона от 24.11.1995 № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», которой предусмотрено, что инвалиды, нуждающиеся в улучшении жилищных условий, принимаются на учет и обеспечиваются жилыми помещениями в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации.
Обеспечение жилыми помещениями инвалидов, вставших на учет до 01.01.2005г., как следует из части второй названной статьи, финансируется за счет средств федерального бюджета и осуществляется в соответствии с положениями статьи 28.2 Федерального закона от 24.11.1995 № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», которая, в свою очередь, предусматривает возможность определения формы реализации данного права нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации.
В пункте 3 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее - ЖК РФ) установлено, что гражданам, страдающим тяжелыми формами хронических заболеваний, жилые помещения по договору социального найма предоставляются вне очереди.
В соответствии со статьей 28.2 Федерального закона от 24.11.1995 № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» Российская Федерация передает органам государственной власти субъектов Российской Федерации полномочия по предоставлению мер социальной поддержки инвалидов по оплате жилого помещения и коммунальных услуг и по обеспечению жильем инвалидов и семей, имеющих детей-инвалидов, нуждающихся в улучшении жилищных условий.
Средства на реализацию передаваемых полномочий по предоставлению указанных мер социальной поддержки предусматриваются в составе Федерального фонда компенсаций, образованного в федеральном бюджете, в виде субвенций.
Гр. В., которой истцом по договору социального найма было предоставлено жилое помещение, была поставлена на учет во исполнение вступившего в законную силу судебного акта после 01.01.2005г.
Ответчиком не представлено доказательств того, что Российской Федерацией субъекту - Республике Адыгея или органу местного самоуправления в спорный период были выделены финансовые средства на реализацию полномочий, предусмотренных статьей 57 ЖК РФ, то есть на обеспечение жилыми помещениями инвалидов, нуждающихся в улучшении жилищных условий, вставших на учет после 01.01.2005г.
Администрация выполнила свою обязанность по предоставлению жилого помещения семье инвалида, однако федеральный орган государственной власти встречную обязанность не выполнил, расходы на исполнение названных полномочий администрации не компенсировал.
В соответствии со статьями 16, 1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.
Согласно части 3 статьи 158 Бюджетного кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 26.04.2007 № 63-ФЗ) главный распорядитель средств федерального бюджета, бюджета субъекта Российской Федерации, бюджета муниципального образования выступает в суде соответственно от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования в качестве представителя ответчика по искам к Российской Федерации, субъекту Российской Федерации, муниципальному образованию.
Согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2006 № 23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации», рассматривая иски, предъявленные согласно статьям 16, 1069 ГК РФ, судам необходимо иметь в виду, что должником в обязательстве по возмещению вреда, причиненного в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, также является публично-правовое образование, а не его органы либо должностные лица этих органов.
На основании изложенного, вывод суда первой инстанции о необходимости взыскания суммы убытков, понесенных Администрацией города Майкопа, с Российской Федерации за счет средств казны Российской Федерации в лице соответствующего финансового органа - Министерства финансов Российской Федерации, является правильным.
Поскольку органы государственной власти Российской Федерации не обеспечили реализацию установленных федеральным законодательством льгот, исковое требование подлежит удовлетворению на основании статей 16, 1069, 1071 Гражданского кодекса Российской Федерации.
(Дело №А01-1285/2011).
Конкурсный управляющий имел реальную возможность погасить текущие требования истца в период конкурсного производства, однако данное обязательство не выполнил по причине неправильного распределения конкурсной массы должника. Действия конкурсного управляющего не отвечали требованиям разумности и добросовестности.

Индивидуальный предприниматель Х. (далее - истец) обратился в Арбитражный суд Республики Адыгея с исковым заявлением к индивидуальному предпринимателю П. (далее - ответчик) о взыскании убытков в сумме 1 672 031 рубля в связи с ненадлежащим исполнением обязанностей конкурсного управляющего.
Решением суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, исковые требования удовлетворены в полном объеме. Постановлением Федерального суда Северо-Кавказского округа судебные акты оставлены без изменения.
Судебные акты мотивированы тем, что ответчиком нарушены требования Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Закон о банкротстве), расчеты с кредиторами производились с нарушением установленной законом очередности, в том числе с нарушением очередности производилось погашение текущих обязательств должника. Расходы, оплаченные управляющим за счет конкурсной массы, являлись необоснованными и не подтверждены надлежащим образом. Конкурсный управляющий имел реальную возможность погасить текущие требования истца в период конкурсного производства, однако данное обязательство не выполнил по причине неправильного распределения конкурсной массы должника. Действия конкурсного управляющего не отвечали требованиям разумности и добросовестности.
Из материалов дела следует, что в отношении общества с ограниченной ответственностью «Шапсыгъ» (далее - должник) возбуждено дело о банкротстве № А01-Б-2615/2006.
Решением Арбитражного суда Республики Адыгея от 26.07.2007 должник признан несостоятельным (банкротом), в отношении его открыто конкурсное производство. Определением арбитражного суда конкурсным управляющим должника утвержден П.
Как установлено судами, текущая задолженность должника перед истцом в сумме 1 692 208 рублей 01 копейки подтверждена решениями суда общей юрисдикции и арбитражного суда.
Определением 23.06.2009 завершено конкурсное производство в отношении должника. Текущая задолженность истца в размере 1 672 031 рубля 01 копейка осталась непогашенной.
Полагая, что действиями конкурсного управляющего должника в рамках дела о банкротстве № А01-Б-2615/2006 причинены убытки, истец обратился в арбитражный суд с требованием об их возмещении.
При проведении процедур банкротства арбитражный управляющий, утвержденный арбитражным судом, обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества. Должник, его кредиторы и третьи лица вправе потребовать от арбитражного управляющего возмещения убытков в случае их причинения при неисполнении возложенных на него обязанностей, то есть привлечения арбитражного управляющего к гражданско-правовой ответственности (пункты 4 и 6 статьи 24, пункт 3 статьи 25 Закона о банкротстве, пункт 48 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.12.2004 № 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»).
Согласно статье 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
Согласно статье 24 Закона о банкротстве арбитражный управляющий в своей деятельности обязан руководствоваться законодательством Российской Федерации, соблюдать правила профессиональной деятельности арбитражного управляющего, утвержденные саморегулируемой организацией, членом которой он является. При проведении процедур банкротства арбитражный управляющий, утвержденный арбитражным судом, обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества.
В соответствии со статьей 4 Федерального закона от 30.12.2008 № 296-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» к делам о банкротстве, производство по которым возбуждено до дня вступления в силу настоящего Федерального закона, до момента завершения процедуры, применяемой в деле о банкротстве (наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления, конкурсного производства или мирового соглашения) и введенной до дня вступления в силу настоящего Федерального закона, применяются положения Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» без учета изменений, внесенных настоящим Федеральным законом. Из этого следует, что по настоящему делу очередность удовлетворения требований текущих кредиторов регулировалась статьей 134 Закона о банкротстве без учета изменений, внесенных Федеральным законом от 30.12.2008 № 296-ФЗ.
В силу подпункта 3 пункта 1 статьи 134 Закона о банкротстве очередность удовлетворения требований кредиторов по текущим денежным обязательствам должника, указанным в пункте 1 указанной статьи, определяется в соответствии со статьей 855 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Согласно статье 855 Гражданского кодекса Российской Федерации при наличии на счете денежных средств, сумма которых достаточна для удовлетворения всех требований, предъявленных к счету, списание этих средств со счета осуществляется в порядке поступления распоряжений клиента и других документов на списание (календарная очередность), если иное не предусмотрено законом.
При недостаточности денежных средств на счете для удовлетворения всех предъявленных к нему требований списание денежных средств осуществляется в очередности, состоящей из шести очередей, перечисленных в данной статье. Требования истца до вынесения судебных актов относились к шестой очереди, а после вступления в силу решений суда общей юрисдикции и Арбитражного суда Республики Адыгея стали относиться к пятой очереди.
Суды, оценив представленные доказательства, пришли к выводу о том, что исковые требования истца надлежит удовлетворить в связи с доказанностью совокупности условий, необходимых для возложения на предпринимателя П. гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков, поскольку согласно представленным доказательствам конкурсный управляющий имел реальную возможность погасить текущие требования истца в период конкурсного производства, однако данное обязательство не выполнил по причине неправильного распределения конкурсной массы должника и предпочтительного удовлетворения требований реестровых кредиторов.
(Дело №А01-1782/2011)
Председатель первого судебного состава
по рассмотрению дел, возникших из гражданских
 и иных правоотношений                                         В.Н. Нефедов 



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Статья 150 АПК РФ с комментариями - Основания для прекращения Выкройка мяча с размерами



Некоторых вопросах связанных с применением части первой Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ
Некоторых вопросах связанных с применением части первой Постановление Пленума Верховного Суда РФ от N 6 О
Некоторых вопросах связанных с применением части первой Постановление Пленума Верховного Суда РФ от N 25
Некоторых вопросах связанных с применением части первой Кодекс Республики Казахстан от года 518-IV
Некоторых вопросах связанных с применением части первой Статью 45 части первой
ГАРАНТ. Сообщение Более 25 лучших идей на тему «Болеро» на Pinterest, которые вам Выкройка детского сарафана на бретелях Уход за новорожденным Гидравлические вяжущие вещества. Известковая штукатурка Для кухни, Натюрморт - вышивка крестом схемы бесплатно Как провести мастер класс в бизнесе Бизнес Идеи : от 0 к прибыли Коврик спицами связать как связать коврик своими руками Наборы для лепки - купить товары для лепки в интернет

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ